Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Не расстраивать дедушку!

Такое символическое совпадение. В Сочи Конгресс молодых ученых завершался встречей Путина с узким кругом т. н. молодых ученых. В этот же момент в Ярославской области ежегодный суперкомпьютерный форум в последний день проходил без своего основателя: подследственного Сергея Абрамова, член-корреспондента РАН и доктора физико-математических наук по решению суда отправили в психиатрическую больницу на многонедельную «стационарную экспертизу».
Сергей Абрамов Социальные сети

Сергей Абрамов — самый высокопоставленный ученый из всех, которого посадили или хотят посадить по политической статье в новой России. А кроме того, он вообще первый ученый (вне зависимости от статуса) за последние три десятка лет, к которому применяют карательную психиатрию, исчерпав другие государственные методы насилия. Бесспорного лидера суперкомпьютерной отрасли много лет пытается прессовать ФСБ (вначале проверяли по «госизмене»), в этом году силовикам не хватило 8 месяцев, чтобы доказать факт денежного перевода неназываемой «экстремистской организации» (Ъ утверждает, что — ФБК).

По проверенной советской традиции решили отправить в дурку. 

Есть риторические вопросы. Обсуждалось ли дело Абрамова в кулуарах конгресса т. н. молодых ученых? Выступил ли хоть кто-то из Академии наук за своего видного и более чем заслуженного коллегу? Написал ли ходатайство? Ответил ли президент РАН на обращение жены ученого? Нет. Геннадий Красников выждал месяц (данный ему законом) и ответил, что перенаправил послание в Институт государства и права РАН (чем он известен, кроме факта попадания в санкционные списки?) за компетентной реакцией. Но её так и не последовало. Значит,  пока Абрамов  долгие месяцы сидел под домашним арестом, академики так и не смогли понять, в чем суть дела их коллеги и как на него реагировать.

Поэтому в дурку так в дурку. В ФСБ так решили, потому что этот каток никогда не останавливается, а в РАН рассуждали, видимо, по принципу «умри ты сегодня, а я — завтра».

Очевидно, что позднесоветские диссидентские практики вернулись. Мы видим это и на примере сопредседателя «Мемориала» Олега Орлова. Прокурор заявила, что Орлова надо показать психиатру из-за его «обостренного чувства справедливости и полного отсутствия инстинкта самосохранения». В Петербурге из СИЗО в психиатрический стационар отправили 29-летнюю Викторию Петрову, обвиняемую в распространении «фейков» об армии. Такую же меру применили в отношении муниципального депутата из Саратовской области Олега Непеина и нижегородского активиста Алексея Оношкина — обоих за распространение «военных фейков». Это всё лишь некоторые эпизоды осени 2023 года.

У нас нет фактов, с какой именно целью и по чьей злой воле преследуют Сергея Абрамова, но дело до последнего сопровождалось оглушительной тишиной (как и дело трех сибирских физиков из одного НИИ, обвиняемых в госизмене — мы в T-invariant даже назвали материал «Гиперзвуковая тишина»). Молчали адвокаты, молчал сам Абрамов, молчало научное сообщество. Отбиться в тишине не вышло, и Абрамов заговорил. 

Так и на встрече  с отобранными «молодыми учеными» (сейчас молодыми в России принято считать институтских начальников +/- 40 лет, функционеров и представителей индустрии), несмотря на обилие докладов, все присутствующие промолчали, когда Путин лукаво одобрительно вспомнил встречу в Кремлевском дворце с девятью учеными с мировыми именами, которые согласились вернуться поработать в России в рамках программы мегагрантов. Никто из присутствующих (ни Андрей Фурсенко, который собирал эту девятку, ни «молодые ученые», большинство из которых вполне понимали контекст) не стали расстраивать кремлевского дедушку тем фактом, что примерно половина из участников встречи теперь зайдут вместе с Путиным только в один дворец — Дворец правосудия в Гааге. Что математики-мегагрантники — обладатели медали Филдса — подписали письмо ученых против путинской войны и в один день разорвали все отношения с российскими университетами. 

Молчанием сопровождается и тотальное обнуление суперкомпьютерной индустрии. Россия держится в суперкомпьютерном ТОП-500 только за счет покупки иностранных машин «Яндексом», Сбером и МТС (6 из 7 машин) и занимает жалкие доли процента в вычислительных мощностях (именно об этом Сергей Абрамов  представил печальные цифры на очередном форуме в Переславль-Залесске ровно накануне заседания суда, который принял решение о его отправке на психиатрическую экспертизу в стационар). Всё наработанное консорциумом с участием Сергея Абрамова и компанией «Т-Платформы» Всеволода Опанасенко (несколько лет сидел в сизо и на домашнем аресте, до сих пор под следствием, компания — лидер отрасли — разгромлена силовиками) осталось в далеком прошлом.

Но никто не хочет расстраивать дедушку. А кто приносит дурные вести — отъезжает в психушку. Под дедушкины сказки. Например такие.

«Наши так называемые — во всяком случае, так мы их называли, — партнёры полагали, что они нас подсадили на такую технологическую иглу, и мы никогда с неё не слезем. А благодаря усилиям таких людей, как вы, ваши коллеги, оказалось, что это возможно, и не просто возможно, а происходит довольно быстро».

Этими словами открыл встречу с молодыми учеными Путин.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку