Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Как Запад и КНР строят биполярный мир и почему всем остальным предстоит с этим смириться

Свободный мир во главе с США вновь, как и в эпоху холодной войны, столкнулся с глобальным вызовом — универсальность либеральной демократии ставится под сомнение ведущими автократиями под предводительством коммунистического Китая. Евроатлантическому сообществу приходится доказывать миру, что достижения западной цивилизации — благо не только для собственно «цивилизованных стран», но и для всего человечества.
Если дать Си Цзиньпину (слева) захватить Тайвань, китайский президент станет конкурентом американскому (Джо Байден справа) Снимок экрана

Впервые опубликован на странице фейсбука автора.

Государственное телевидение КНР (CCTV) опубликовало краткий отчет о телефонных переговорах председателя Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина. Китайские журналисты нашли в сухом и откровенно скучном сообщении важную деталь — Владимир Путин четко обозначил отношение к проблеме Тайваня, одной из важнейших конфликтных точек в мире. Абсолютно антизападное отношение Путина можно определить так: Тайвань — это КНР, потому что есть лишь один Китай, несвободный. Запад выдумал себе другой Китай на небольшом острове, со свободными выборами и либеральной экономикой, но это проблема Запада.

Разумеется, это весьма упрощенный взгляд на региональную проблематику. Но решительное присоединение Путина к позиции Китая вызывает вопрос: а насколько вероятно конфликтное противостояние между «объединенным Западом» и современными автократическими государствами во главе с КНР? Дело не в Тайване, а в стратегических разногласиях между, получается, двумя мирами.

Новая холодная война — неуправляемый хаос

Отличие идеологического, финансово-экономического и военно-политического противостояния США и их союзников по ЕС и НАТО с коммунистическим Китаем и его «сателлитами» от противоборства эпохи холодной войны в том, что сейчас в международных отношениях нет больше неписаных правил, пресловутых «красных линий». Трудно себе представить Тэтчер, размахивающую ядерной дубинкой, или Дэн Сяопина в роли шантажиста. Мы переживаем исторический период, абсолютно не похожий ни на Корейскую войну, ни на войну во Вьетнаме — их причина была идеологической, так проявлялась борьба двух гегемонов, США и СССР. Они были гарантами того, что нестабильность управляема.

Сейчас таких гарантов нет. В глобальных аналитических центрах всерьез обсуждается вторжение КНР в Тайвань, параллельно полыхают ближневосточный регион и Европа. К власти в свободных странах приходят радикалы как правого, так и левого толка. Нынешний хаос сложен как раз тем, что он практически неуправляем.

Проблема Тайваня — экзистенциальная для Запада. Гонконг уже проигран. Макао и подавно. Вьетнам не стал в полной мере свободным. Филиппины назвать демократией язык не поворачивается. Тайбэй — последнее пристанище либерального духа в Юго-Восточной Азии. Пространство евроатлантической эстетики, воспетой когда-то Редьярдом Киплингом в блестящей книге «От моря до моря». Приятное воспоминание о былых достижениях.

Если удастся интегрировать Тайвань в состав КНР так же, как это происходит сейчас с Гонконгом — малой кровью и практически без применения силы, то председатель КНР Си Цзиньпин войдет в историю как великий объединитель, человек, вернувший Китай ко временам до Гражданской войны 1927–1950 гг. В этом случае именно Си станет архитектором мировой биполярной системы с двумя равноценными центрами силы — Вашингтоном и Пекином. И возникнет серьезнейший вопрос: остаются ли Штаты всемирным полицейским или это станет невозможно?

Чтобы бороться с автократией, нужны сила воли, харизма, мудрость и лидерские качества. Предыдущее поколение политиков свободного мира вполне могло вести за собой планету, будучи воплощением могущества и дальновидности. Джон Ф. Кеннеди и Давид Бен-Гурион, Уинстон Черчилль и Конрад Аденауэр, Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, Гельмут Коль и Франсуа Миттеран — они были принципиальными, последовательными сторонниками демократии как идеи. И они были сильнее диктаторов в своих ценностях.

Но готов ли нынешний Запад к тому, чтобы «умереть» за ценности? Есть сомнения. 

Американская мечта против китайской мечты

Си Цзиньпин последовательно и деловито занимается укреплением китайской государственности с 2012 года, когда он впервые был избран генсеком. Почти сразу после прихода к власти Си представил ЦК партии модернизационный проект «Китайская мечта», этакий символ возрождения КНР. По задумке председателя, новое столетие должно пройти под знаменем китайского подъема на общечеловеческом уровне. Китай — новый «локомотив» современности — предлагает альтернативу западным ценностям свободы, рынка, индивидуализма и либерального эгоизма.

Вовсе не случайно Си Цзиньпин сформулировал принципы «Китайской мечты» практически одновременно с постулатами глобальной идеи «Сообщества единой судьбы человечества». Пекин предлагает миру отказаться от убеждений в истинности атлантизма и поддаться искушению построения «социализма с китайской спецификой» на уровне международной торговли (ведь судьба человечества — «в единстве», «все люди братья»). Прагматизм и предельный цинизм Си Цзиньпина заключается в том, что он практически точь-в-точь копирует представление США о своей исключительности. Мессианство Китая направлено на подъем (возрождение) нации и последующее создание сверхмогущественного государства. 

Но ни США, ни их союзники в ЕС, ни Великобритания на собираются расставаться с однополярной системой международной дипломатии. Рано еще говорить, будто КНР стала столь же влиятельной и сильной, как и Соединенные Штаты или Евросоюз. Анализ американской и китайской экономик показывает, что Вашингтон по-прежнему очень сильно опережает Пекин по ВВП, при этом китайцы растут всего на 4,6% в год, а американцы — на 6,3%. Если подобная динамика сохранится (например, аналитики Bloomberg считают, что экономический статус-кво закрепится), то Китаю будет почти нереально догнать и тем более перегнать Америку. Причем это касается не только финансов, но и милитаристской составляющей (силы армии), и внешнеполитической. 

Желание Си Цзиньпина сделать из Китая Америку «позолоченного века» (Gilded Age) может обернуться для глобальной политики очевидным выбором — либо ты поддерживаешь старую добрую Евроатлантику с ценностями свободы, правами человека и либеральной торговлей; либо ты в лагере автократов и строишь «новый социализм» под руководством Си. Это реальность не сегодняшнего, но послезавтрашнего дня. Второй лагерь при биполярной системе точно не будет «нерукопожатным», потому что он — реальная и единственная альтернатива, подкрепленная идеологией. И этот факт наверняка вызовет интерес у развивающихся стран.

Однако не будем забывать, что «американская мечта», сформулированная еще отцами-основателями США, выглядит крайне привлекательной не только для внутреннего пользователя, но и для всего мира. Страна иммигрантов, оплот свободы и демократии, родина истинного капитализма — любой из этих устойчивых терминов оправдал себя и прошел проверку временем.

А что такое «китайская мечта»? Возрождение нации, становление нового государства с учетом коммунистических и социалистических идей, диктатура партии и несвободная воля — можно ли говорить о реальной симпатии к этому всему в Африке, Азии или Латинской Америке? Сомнений больше, чем уверенности. Миграционный поток ни в малейшей степени не стремится в Китай, а в Европу и Штаты — как никогда велик.

Но сдвиг в международных отношениях уже произошел. США и КНР находятся в состоянии новой холодной войны. Это факт.

Вашингтон и Пекин используют оружие всех мастей: торговое, идеологическое, финансово-экономическое, дипломатическое, военно-политическое и даже социально-гуманитарное. На войне как на войне, даже если это борьба идей.

Странам, за исключением, видимо, Запада (куда входят не только ЕС, Британия, Швейцария и Канада, но и Япония, Корея, Израиль и Тайвань), придется выбирать сторону конфликта, как это уже было во времена противоборства США и СССР. Исключений не будет ни для кого, как не будет и возможности «отсидеться» в нейтральном статусе. 

Итак, на наших глазах разворачивается борьба классической демократии с модернизированной автократией. В этом противостоянии победитель получит все, а проигравшего ждет выпадение из реальности.



читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку