Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

О новой холодной войне

Поводом для этой колонки послужили глубокие и провокационные статьи Леонида Пастернака, опубликованные в этой же рубрике «Мнения». Автор, отмечая, что «США и Китай находятся в состоянии холодной войны», приходит к выводу: «На наших глазах разворачивается борьба классической демократии с модернизированной автократией».
Победители: Михаил Горбачев и Маргарет Тэтчер Горбачев-фонд

Статьи Леонида Пастернака – здесь и здесь.

Этот тезис в заключение статьи выглядит красиво и звучит убедительно, но, на мой взгляд, не вполне описывает складывающуюся ситуацию.

Начну с «классической демократии». Леонид Пастернак несколько раз восторженно упоминает «Евроатлантику с ценностями свободы, правами человека и либеральной торговлей» и США — «оплот свободы и демократии, родину истинного капитализма»; однако затем почему-то оговаривается: нынешнее поколение политиков не дотягивает до своих предшественников, «принципиальных, последовательных сторонников демократии как идеи». И это порождает один из важнейших, на мой взгляд, вопросов, касающихся «нового издания» холодной войны — можно ли говорить о наличии на Западе того порядка, который и выиграл в предшествующем раунде?

Победители — и нынешние

Напомню без лишней политкорректности: прежнюю холодную войну выиграл Запад, состоявший из стран, которые ставили превыше всего индивидуальные права, обеспечивали прогресс имущественного равенства и были этнически однородными.

В апофеозе этого противостояния в 1970-е годы в большинствеэтих стран существовало огромное пространство для политических компромиссов (республиканцы-центристы в США часто оказывались левее правых демократов); нижние 20% населения получали самую большую в ХХ веке долю национального дохода; доля эмигрантов в населении стран Европы не превышала 1,5% — сейчас 8,4%, а в США доля жителей, рождённых за пределами страны, была ниже 5%, сейчас — 15%.

Мы наблюдаем, как расколоты политически элиты западных стран; как интересы групп сплошь и рядом превалируют над индивидуальными правами; как доля богатства, контролируемого высшим 1% граждан, выросла почти втрое за последние 50 лет, а правам человека западных обывателей учат многотысячные толпы палестинцев на улицах Лондона и Парижа, сидящие на шее местных налогоплательщиков.

На родине истинного капитализма независимые сенаторы призывают национализировать доходы от capital gains, а местные власти вводят специальные налоги на тех, кто по неосторожности решил, будто может зарабатывать слишком много. Я уже не говорю о том, что в этом правовом раю тысячами объявляются санкции, принимаемые в индивидуальном порядке на основе непубличной информации, и эти санкции не в состоянии отменить никакой «независимый» суд. Так что если в новой холодной войне Запад проиграет, немалую часть ответственности за это будет нести он сам — просто потому, что часть этого нового противостояния происходит уже внутри самого западного мира, в истерической радости демонтирующего многие принципы, которые спасли его в главном сражении ХХ века.

Противники

Помимо этого, стоит сказать пару слов и про «модернизированную автократию». Утверждается, что новые автократии «предлагают альтернативу западным ценностям свободы, рынка, индивидуализма и либерального эгоизма», но это выглядит неочевидным. Я бы сказал, что модернизация авторитаризма в XXI веке состоит прежде всего в том, что он перестал быть уделом нищих стран, каким был в ХХ столетии, когда в СССР или на Кубе царила карточная система, а в Китае на рубеже 1950-х и 1960-х годов десятки миллионов человек умерли от голода.

Современные автократии ориентируются на повышение уровня жизни людей, копируя общество массового потребления; они используют технологические достижения; опираются на преимущества свободного рынка и сохраняют высокую степень личных (хотя чаще всего не политических) свобод, включая право граждан на выезд за рубеж. Всё это делает новую холодную войну не противостоянием обуянных несбыточными идеями нищебродов и рациональных респектабельных граждан, а соревнованием крупных игроков, которые отличаются скорее в методах достижения цели, чем в самих целях.

Именно поэтому различия между сторонами не выглядят столь отчётливыми, какими они были ещё полвека тому назад; железного занавеса не существует, а «авторитарные» страны в большинстве своём более открыты для, например, туристов, чем демократические. В таком глобальном обществе, которое сам же Запад научил ценить прежде всего экономические достижения, «модернизированные автократии» воспринимаются как опасность не столь однозначно, как раньше: недавний доклад Мюнхенской конференции по безопасности показывает, что в Европе даже Россия не воспринимается теперь как основная проблема, не говоря о том же Китае.

Новые победители

Поэтому новая холодная война не будет полностью копировать «старую». В мире появились сверхдержавы, сосуществование которых менее болезненно, чем прежде. Их противостояние смещается из военно-политической в экономическую сферу, в то время как в 1960-е и 1970-е годы доминирование западного блока в хозяйственной и финансовой сфере не вызывало сомнений.

Не следует забывать, что главными проблемами для Советского Союза в 1980-е годы были не столько неспособность произвести очередную серию ядерных ракет, сколько вопиющая несостоятельность ориентированных на потребительский сектор отраслей экономики. Люди в коммунистическом лагере стремились к свободе не просто из-за идеалов, но потому что видели в ней залог экономического развития, и потому же относительно добровольно отказались от части своих прав, когда хозяйственная ситуация решительно улучшилась.

Добиваясь не столько военного, сколько экономического паритета, современные несвободные страны создают для себя относительно гарантированную перспективу — если не победы в противостоянии с Западом, то по крайней мере сохранения собственной модели.

Может ли Запад победить в этом новом противостоянии? На мой взгляд, да — но для этого необходимы два условия, реализовать которые непросто.

С одной стороны, развивающиеся автократии должны столкнуться с масштабным экономическим кризисом: таким, какой в конце 1980-х годов разразился не только в СССР, но и в Японии — иначе говоря, китайская и российская экономики должны дать мощный сбой.

С другой стороны, сам Запад должен отказаться от катастрофической мультикультурной политики, которая является не чем иным как внедрением элементов новой «холодной войны» внутрь западной цивилизации. При реализации этих условий — и безотносительно того, захватит Китай Тайвань или нет — ситуация может измениться к лучшему, но случится ли это, пока сложно сказать.
 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку