Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Прогнозы цен на нефть: что будет с бюджетом РФ

Предсказывать нефтяные цены — дело не просто ненадежное, но попросту безнадежное. Факторов, влияющих на котировки, так много, что рынок фьючерсных контрактов, форвардов и прочих деривативов, влияющих на стоимость контрактов, давно превратился во что-то вроде лотереи. Именно лотереей назвал весь рынок финансовых инструментов не кто иной как Уоррен Баффет — один из самых успешных биржевых игроков нашего времени.
Саудовской Аравии (на фото) нужно продавать нефть примерно по $90, а РФ – примерно по $114 за баррель Социальные сети

Самые «бычьи» прогнозы нефтяных цен предлагают сейчас аналитики австралийской банковской группы ANZ. Они считают, что к концу этого года баррель нефти марки Brent будет стоить $90, а в 2025 году аж $95. Такой прогноз они мотивируют ожиданиями значительного роста спроса, за которым не смогут поспевать нефтяные компании. Правда, австралийцы отмечают, что в ведущих нефтедобывающих странах имеется большой потенциал быстрого наращивания поставок, но предсказать поведение того же ОПЕК перед лицом угрозы дефицита они не решаются.

Есть, однако, экспертные организации, которые ощущают «медвежьи» повадки участников рынка. Аналитики Citibank и Morgan Stanley ориентируются на баррель по цене $74 или $75 в текущем году. При этом Citibank предсказывает падение цены в 2025 году до $60, а Morgan Stanley — до $71. Имеет смысл вспомнить, что ещё в октябре прошлого года цену в $60 на 2027 год прогнозировали в RystadEnergy, хотя баррель в 2025 году они видели на уровне $91 и считали эту цену «пиковой».

Интересно, что большинство организаций в той категории, которая не желает прогнозировать резкие перепады цен в краткосрочной перспективе, усматривают понижательную тенденцию; в среднем от $82–85 в конце 2024 года до $71–79 в 2025 году. Это, например, BMI и JPMorgan Chase.

Международное энергетическое агентство (IEA) и Министерство энергетики США (EIA) предполагают движение цены с $82 до $80, а Оксфордский институт энергетических исследований (OIES) — c $82,1 до $79,1.

На повышение цены барреля с $82 до $85 за два года в этой группе экспертных организаций рассчитывает норвежский банк DNB. А авторитетное норвежское аналитическое агентство RystadEnergy ждет цену в $89 к концу года и $82 в 2025 году. По его мнению, в 2024 году на рынке сформируется значительный дефицит нефти.

Спрос и предложение

Стоит отметить, что баррель по цене $40 или по $120 не предсказывает сейчас никто, хотя совсем недавно у аналитиков в ходу были рассуждения о «черных лебедях», то есть сюрпризах разного вида, способных драматическим образом изменить настроения. Большая война в зоне добычи или движения танкеров или же сговор нескольких крупных игроков, решивших двинуть рынок в нужную сторону покупкой или продажей больших пакетов бумаг ради прибыли от запланированного заранее результата — все это могло бы сказаться на ценах, но пока стоимость нефти определяется не такими факторами, а фундаментальными показателями — балансом спроса и предложения. И ясности в перспективах этих показателей ни у кого нет.

Эксперты ОПЕК считают, что в этом году спрос на нефть вырастет на 2,25 млн баррелей в сутки, до 104,4 млн, а в 2025 году — на 1,8 млн баррелей в сутки, до 106,25 млн. 

Оксфордский институт OIES, напротив, ожидает рост спроса на нефть в 2024 году в размере 1,5 млн баррелей в сутки, до 103,1 млн, а в 2025 году — на 1,1 млн, до 104,2 млн. Рост предложения эта организация ожидает на уровне 1,3 млн (до 103,0 млн) в этом году и на 1,5 млн (до 104,5 млн) в 2025 году. В 2025 году, считают в Оксфорде, предложение превысит спрос на 0,4 млн баррелей в сутки, а в 2024 году спрос и предложение будут одинаковыми.

Международное энергетическое агентство ждет рост спроса на 1,22 млн в этом году, что радикально отличается от ожиданий ОПЕК. 

В любом случае нефть, по прогнозам практически всех экспертов, будет котироваться в коридоре, верхняя граница которого не выходит за отметку $100 за баррель марки Brent. Что такая перспектива сулит российскому нефтяному экспорту?

С виртуальным дисконтом

«Потолок» цены российской нефти, введенный западными странами в качестве одной из санкций, вызванных вторжением в Украину, привел к тому, что российская экспортная смесь Urals, поставляемая морем, торгуется со значительным дисконтом по отношению к цене такого маркерного сорта нефти, как Brent.

Отечественные экспортеры стараются обойти это ограничение, продавая нефть за границу через цепочки посредников: уходящий из балтийского или черноморского порта баррель официально оценивается ниже «потолка» в $60, а затем подрастает по дороге до индийского или иного покупателя в цене. Накрученная разница поступает на зарубежные банковские счета посредников, и значительная ее часть в Россию не возвращается.

Чтобы вернуть в госбюджет хотя бы часть этой накрутки, правительство решило начислять налоги не с первой, низкой продажной цены барреля, а с цены виртуальной. Она отсчитывается от цены барреля Brent минус формально вводимая скидка. Сейчас эта скидка составляет $10–15. По состоянию на начало марта такая средняя цена российской нефти Urals определяется международными агентствами в $70,48. 

Достаточно ли такой цены для того, чтобы сводить федеральный бюджет без дефицита и оставлять часть прибыли нефтяникам для продолжения и развития производства?

Цена «отсечения» 

В мировой практике широко используется показатель fiscal breakeven oil price, то есть тот уровень цены нефтяного барреля, который позволяет стране-экспортеру покрыть запланированные расходы и сбалансировать бюджет. Если продажная цена нефти ниже этого уровня, бюджет без дефицита не сводится, и правительству приходится покрывать разницу между доходами и расходами через внутренние заимствования, девальвацию национальной валюты, увеличение налогов и так далее.

Так, например, этот уровень для Саудовской Аравии оценивается экономическими экспертами Федерального резервного банка в американском Сент-Луисе на начало года в $79,68 за баррель, для Объединенных Арабских Эмиратов в $58,33, для Азербайджана в $88,37, для Казахстана в $99,19, а для Ирана аж в $317,36. Многим нефтедобывающим странам нынешний уровень цен не слишком комфортен.

У России та же беда, да ещё и усугубляемая санкционным «потолком» цены. По расчётам S&P GlobalCommodity Insights, для сведения госбюджета без дефицита стране в 2023 году была нужна цена барреля на уровне не ниже $114. Это агентство отмечает, что до вторжения в Украину этот показатель составлял всего $64,47. Причина — непомерно выросшие военные расходы.

Прогнозы нефтяных цен на два года вперёд показывают, что Россия и дальше будет сводить свой бюджет с большим дефицитом. Покрывать этот дефицит придется в том числе и из Фонда национального благосостояния. За 2023 год ликвидная часть ФНБ сократилась на треть. Если считать в долларовом эквиваленте, то на начало текущего года в фонде осталось примерно $56 млрд — в основном в юанях и золоте.

Надо учесть, что из Фонда национального благосостояния правительство будет не только штопать дыры в милитаристском бюджете, но и финансировать заведомо неприбыльные проекты вроде газпромовского завода по сжижению газа в Усть-Луге и, возможно, гигантского газопровода «Сила Сибири — 2» в Китай.

По грубым прикидкам, фонда может хватить еще на год-другой, после чего в распоряжении правительства уже не будет такой «копилки» и расходы придется покрывать за счет новых налогов и заимствований. О сохранении уровня жизни населения и тем более о социально-экономическом развитии России надо будет забыть надолго.

Война все спишет?

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку